Токсоплазма управляет миром

Рубрика: Зависимость человечества от токсоплазмы. Автор: Dr. Kryvonos

Share Button





«Мозгом каждого второго управляет паразит. Чужие давно внутри нас.» — так утверждает коллектив учёных во главе с профессором Дэвидом Сибли из Вашингтонского университета в Миссури.
Захват произошел тихо и буднично. Ни тебе эффектных перестрелок лазерным оружием, ни ужасающих голливудских монстров. Никто и не заметил, как и когда около 60 процентов человечества впустили в свой мозг чужих. Паразиты, которых посчитали безвредными, сейчас контролируют действия и желания «венца эволюции» на этой планете. Быть может, и в вашу медицинскую карту вписан невинный диагноз «токсоплазмоз»? В любом случае стоит обратиться к врачу, чтобы развеять сомнения.

Это не набросок к сценарию очередного фантастического ужастика, а результат исследований американских и чешских исследователей. Почему об этом не кричали на всех перекрёстках? Да потому что до последнего времени медики настаивали на том, что токсоплазма почти безвредна. Поэтому отказывались даже публиковать работы профессора Ярослава Флегра из Карлова университета в Праге, ведь они неопровержимо доказывали, что даже в автоаварии люди попадают под воздействием токсоплазмы значительно чаще. В прошлом столетии учёные СССР и США обследовали своё население при помощи внутрикожной пробы с токсоплазмином и выявили, что население стопроцентно инфицировано токсоплазмой. Инфицированный ещё далеко не значит, что больной. Но при любых неблагоприятных для нас обстоятельствах токсоплазма мгновенно начинает отвоёвывать себе место в нашем организме. Человек может даже заболеть, и очень сильно, острым процессом со всеми вытекающими последствиями. Подавляющее же большинство, 95% заболевших, страдают от хронического токсоплазмоза.

По всей территории СССР большие коллективы учёных изучали токсоплазмоз и собрали уникальнейшие материалы, которые показывали, что токсоплазма является родоначальником практически всех хронических тяжёлых и неизлечимых заболеваний кроме заболеваний, имеющих конкретного возбудителя. И даже в заболеваниях с конкретным возбудителем она вносит свою лепту в развитие патологии. Она же обеспечивает абсолютно у всех людей проблемы накапливаемые к старости. Она, угнетая и разваливая наш иммунитет, предоставляет свободу к действию множеству иных представителей микромира, включая грибы. Вполне вероятно, что именно ослабление иммунитета даёт возможность находить пристанище в нашем организме различным видам гельминтов. Учёные, исследователи токсоплазмоза, во весь голос заявляли о смертельной угрозе здоровью человека со стороны этого паразита. Но минздравы, ещё в СССР, чтобы не ломать свои «светлые головы» изучая и разбираясь в их достижениях, упрятали эти бесценные труды на архивные полки и они так и не дошли до врачебных коллективов. Профессор Коровицкий Л. К. (Одесса) писал: «Токсоплазмоз — чрезвычайно широко распространённое заболевание, но мало известное широкому кругу врачей» Ему вторила Е. П. Ковалёва (ЦОЛИУВ, Москва): «Вызывает удивление тот факт, что при таком глобальном распространении токсоплазмоза, органы здравоохранения уделяют ему так мало внимания.» Это было сказано почти полстолетия тому. Но медицина с тех пор растеряла даже прежние скудные крохи знаний о токсоплазмозе. «Благодаря» этому, современное здравоохранение барахтается в рутине безысходности. Мною были собраны и обобщены многие из этих разрозненных научных работ и потом, на протяжении более двух десятилетий, начиная с семидесятых, куда я только не обращался, призывая уделить токсоплазмозу самое пристальное внимание. Однако мои оппоненты, во главе с минздравами, не желали даже взглянуть на бесценные труды учёных. Впоследствии частично эти труды с собственными моими достижениями в изучении и лечении токсоплазмоза были изданы в моих книгах. Естественно, я искренне приветствую достижения современных американских, чешских, английских и иных учёных в изучении токсоплазмоза. Но должен сказать, что с позиций того, в чём мне уже удалось разобраться, этих фрагментарных научных данных, поступивших в копилку знаний о токсоплазме, сегодня крайне недостаточно. А пробелы в знаниях о токсоплазме становятся уже смертельно опасными. Но об этом чуть ниже.

Сейчас я должен разъяснить кое-какие аспекты, о которых не ведают даже современные специалисты. Диагностика токсоплазмоза представлена двумя тестами. Первый основан на обнаружении антител к паразиту. При этом считается, что если антитела к паразиту ниже определённой нормы, то никакого токсоплазмоза нет, даже если клинические проявления — выше всякой меры. О том, что у 60% больных антител к паразиту нет, медицина не знает. Тем более не знает, что антитела у таких больных появляются позже, после длительного лечения, на фоне улучшения или выздоровления. Учитывая эти факты, считать какие-то титры антител «нормой» или «не нормой» является полным абсурдом. Второй тест для диагностики токсоплазмоза — полимеразно-цепная реакция (ПЦР). Она выявляет фрагменты ДНК паразитов, если таковые присутствуют в крови. Австрийский учёный Талиаферро в 1924 г. и, совершенно независимо от него, Джильбертсон в 1948 году выявили, что в крови у переболевших токсоплазмозом животных и людей есть антитела к паразиту, но при этом ни в какие реакции с токсоплазмами сыворотка их крови не вступает. Это значит, что токсоплазмы в такой крови не погибают и готовы проникать в новые клетки. Фрагментов ДНК паразитов в такой крови нет и ПЦР всегда будет отрицательной. В 2001 г. вышла работа Российских учёных, которая показывает, что при остром токсоплазмозе ПЦР положительна в 68,2% случаев, то-есть там, где идёт борьба и погибают паразиты. При хронических же процессах паразиты не погибают. И тем не менее, некоторые современные учёные вполне серьёзно настаивают на 100% достоверности ПЦР для диагностики токсоплазмоза. Таким образом, отсутствие антител в крови — ещё не гарантия того, что токсоплазмоза нет. Наличие антител к токсоплазме не может быть достоверным критерием устойчивости организма к паразиту. Достоверным может быть только проведение десенсибилизации токсоплазмином в достаточном объёме и восстановление работы гипофизарно-надпочечниковой системы, гарантирующей надёжный иммунитет. Парадокс современной медицины: даже самый захудалый доктор знает о чрезвычайной важности этой системы. Если она работает в нормальном режиме, и мы не болеем. Если она сдаёт свои позиции под воздействием токсоплазмы, и мы начинаем болеть. Токсоплазма всегда, чтобы обезопасить себя, разрушает эту систему в первую очередь. И тем не менее, ни в одной клинике мира, никто не обращает внимания на гипофизарно-надпочечниковую систему. Нет даже общедоступных тестов как, к примеру, общий анализ крови, чтобы определять гормональный гомеостаз. Хотя специалисты отдельных профилей понимают суть вопроса. К примеру, онкологи утверждают (профессор Т.Ф. Татарчук, газета «Здоровье Украины» №5 за 2005 год): «Качество жизни женщин, прооперированных по поводу рака груди, зависит от коррекции их гормонального гомеостаза». Предлагается искусственный подбор гормонов. Почти полстолетия тому назад исследователь Петренюк Л. М. показала, как можно противотоксоплазмозным лечением с применением токсоплазмина полностью восстановить свой собственный гормональный гомеостаз, а не лепить протез. Восстановление гормонального равновесия касается не только онкологии, а всех профилей медицины. Поэтому я лишь слегка коснулся этого вопроса. Таким образом, надёжной и достоверной диагностики, как видим, сегодня нет.

В прошлом столетии в Украине был разработан тест — реакция спецлейколиза с применением ампулированного токсоплазмина — самый достоверный тест. Но он почти у всех обследуемых, выявлял токсоплазмоз, поэтому вместо того, чтобы разобраться, «горе-специалисты» посчитали эту реакцию ложной, отменили её применение, а заодно и прекратили производство токсоплазмина. Единственное в мире средство, способное избавить от токсоплазмоза! Не понимает этого официальная медицина, да и какой может быть с неё спрос? Не понимает медицина и того, что токсоплазма вырабатывает 60 ферментных систем абсолютно идентичных нашим ферментам, а организм человека она заставляет уменьшить или вообще отменить выработку таких ферментов. А далее, при помощи своих ферментов токсоплазма накрепко привязывет нас к себе и своим нуждам. Именно при помощи такого механизма паразит формирует многие болезни. Проф. Гленн Макконки показал на биохимическом уровне, как токсоплазма, перенасыщая организм своей тирозингидроксилазой, способствует выработке дофаминов и организовывает шизофрению, паркинсонизм, синдром Ла Тауретта.

Эти механизмы начинают работать уже у маленьких детей; ярославские учёные показали это ещё в начале 50-х годов прошлого столетия. Формирующиеся под воздействием и контролем токсоплазмы дети всегда чем-то недовольны, льстивы, лживы, могут быть не совсем адекватными, неусидчивыми, гиперактивными или малоактивными, застенчивыми или разнузданными, эгоистичными, жестокими или скрытными, с множеством иных негативных проявлений. В школе они тоже своенравны, неуравновешенны или замкнуты, нередко плохо учатся. Этот перечень — только малая толика из огромного арсенала паразитарных проблем и болезней одолевающих не только детей, но и взрослых. К примеру, недавно английские специалисты обнародовали свои наблюдения, назвав их «Интеллект спасает сердце». Они провели наблюдения над 10 тысячами 11-летних детей и выяснили, что если у деток в этом возрасте высок интеллект, то к 45 годам им не грозят инфаркты, инсульты, диабет и прочие «прелести» нашей цивилизации. И наоборот, если у таких детей снижен интеллект, то к 45 годам у них буйным цветом развиваются выше перечисленные и многие другие болезни. Лично меня поразил факт того, что специалисты 34 года наблюдали свой контингент из 10 тысяч человек, но так и не постигли элементарно простую истину. Если у таких детей снижен интеллект, то это абсолютное доказательство того, что ребёнка и его мозг уже давно гложет вездесущая токсоплазма с сонмищами иных представителей микромира. Почему именно токсоплазма? Рекомендую изучить токсоплазмоз, хотя бы по материалам собранным мною, и тогда всё станет понятно. К тому же, в наше время уже у 10% десятилетних детей выявляется выраженный кардиосклероз. А развитие кардиосклероза почти полстолетия тому назад довольно успешно останавливал противотоксоплазмозным лечением доктор К. Г. Дорошенко, соратник проф. Коровицкого.

Вместе с детьми взрослеют и их проблемы; становясь взрослыми, они всегда не удовлетворены, склонны к непослушанию, наркомании, алкоголизму, нарушению общественного порядка, закона. Среди заключённых у 90% выявляют иммуноглобулины к токсоплазме. А сообщество, во главе с представителями органов правопорядка, нередко бывает шокировано; все «ломают головы», откуда берутся изверги? Да от токсоплазмы и берутся, начиная длинную цепочку с кратких вспышек гнева, неадекватности со множеством переходных ступеней вплоть до явной шизофрении.
Но почему, особенно в последние десятилетия, токсоплазма, с которой мы пришли из далёкой древности и в противостоянии с которой мы, люди, шлифовали себя, стала проявлять к нам такую агрессивность? Во-первых, как показывают многие учёные, токсоплазма сама по себе становится всё более устойчивой и агрессивной. Но дело и в нас самих. В Индийском штате Кашмир, в одной из долин протекает река Хунза. Там проживает народность Хунзы, представители которой никогда ничем не болеют и доживают до 120 -140 лет. Они никогда друг другу не изменяют. Поженившись, молодые люди переобмениваются своей микрофлорой и крепкий иммунитет берёт всё под свой контроль. Мы же со своей свободой любви так перегрузили свои иммунитеты, что от накопившихся проблем не только взрослые, но даже дети нередко падают замертво, А до нас это всё не доходит: поём и пляшем в разных шоу, пропагандируя секс и свободу любви. Плюс к этому — все «блага» цивилизации и сильное снижение наших процессов обмена с участием кислорода. За последние 150 лет так называемого технического прогресса почти уничтожены леса планеты, поставляшие кислород в атмосферу Земли. Люди буквально перенасытили планету кислородопотребляющей техникой, которая поставляет в атмосферу ежегодно 3,5 млрд. тонн углекислого газа. В результате такой деятельности в атмосфере Земли из бывших 150 лет тому назад 30% кислорода, на сегодня осталось лишь 19%. Теперь и наши процессы обмена стали слабее на одну треть. Именно поэтому при малейшем дополнительном, даже кратковременном, ослаблении организма токсоплазма захватывает новые позиции. Мы, наряду с множеством видов животных, уже давно являемся пристанищем для «процветающих» паразитов. Естественно, на одну треть уменьшилось в земной атмосфере и количество атомарного кислорода, которого раньше с избытком хватало в лесах.

Какую же роль играет атомарный кислород, если в одном кубометре воздуха содержится всего несколько десятков или сотен его атомов? Трое учёных решили выяснить этот вопрос. Из обычного воздуха, которым дышали подопытные животные, они удаляли атомарный кислород . На первой неделе все животные как бы посходили с ума и заболели. На второй неделе они все погибли. Это значит, что атомарный кислород является сильнейшим жизнеобеспечивающим катализатором, без которого жизнь невозможна, как и без молекулярного. В том, что наш организм сильно ослаблен и является пристанищем для множества представителей микромира во главе с токсоплазмой, даже когда мы считаем себя здоровыми, может легко убедиться любой человек: достаточно рассмотреть каплю своей крови под темнопольным микроскопом. Там вы увидите многих представителей микромира. На протяжении тысячелетий в нашем организме развивалось большое количество всевозможных представителей микромира. Но все они существовали на правах бедных родственников и практически не мешали человеку до определённой поры. Теперь они распоряжаются нашим телом по своему усмотрению. Сегодня иммунитет у людей вместо нормы в 150 ед. составляет всего 70-90 ед. Огромный урон иммунитету, как уже говорилось, приносят беспорядочные половые связи. Уберечься от этого можно только избежав таких связей. Обычные меры предосторожности здесь не работают, так как всё передаётся не только физически или химически, но и с помощью волновых функций, микровибраций, а для них преград нет.

В том, что в ослаблении организма виновато уменьшение кислорода в атмосфере, убеждает и следующий факт. Летом, в жару, когда в водоёмах развиваются сине-зеленые водоросли, в воде уменьшается количество кислорода. Рыбное поголовье оказывается поражённым массой бактерий, паразитов; многие рыбы покрываются ранами и погибают. Загнивают корни растений в водоёме и близ растущих деревьев. Ситуация очень похожа на человеческую и на наше окружение. Но как только с помощью оксигенаторов насыщают воду кислородом, исчезает гниль с корней растений. С рыб исчезают все микроорганизмы и паразиты, начавшие их убивать. Быстро заживают поверхностные раны и уходят иные проблемы. В воде погибают даже цисты паразитов. У нас, людей, нет оксигенаторов, чтобы насытить атмосферу недостающим кислородом. Если кто-то рискнёт в своём жилище организовать норму атмосферного кислорода, то оставшуюся жизнь вынужден будет провести в скафандре. У человека нередко все ткани и органы «нафаршированы» цистами и псевдоцистами токсоплазмы (каждая из псевдоцист содержат 5-100 тыс. паразитов), а медицина считала и считает их безобидными. Хотя, на самом деле, они формируют многие патологические процессы.

Как мы видели в начале статьи, проф. Дэвид Сибли рекомендует больным с диагнозом «токсоплазмоз» обратиться к врачу. Но к какому врачу можно обратиться, если современная медицина вообще не понимает, что такое токсоплазмоз? А те фрагментарные знания, которыми обладают отдельные специалисты, слишком скудны для оказания качественного лечения и, тем более, для возможности решения глобальнейшей проблемы. Ведь сегодня вопрос уже стоит так: кто кого?! Или мы соберёмся с силами и найдём управу на этого паразита. Или всё оставшееся время нашей цивилизации мы будем ходячими инкубаторами для паразитов, выполняющими их волю.
Сегодня учёными уже поднимается вопрос о введении запрета на определённые профессии для людей с поражением токсоплазмой головного мозга. И такой запрет рано или поздно будет введён, когда под воздействием токсоплазмы неадекватные люди натворят непоправимых бед. Но настоящим шоком для людей будет всеобщее осознание того, что как минимум 25% населения уже сегодня не пригодны даже для вождения автомобиля.

Если медицина сегодня кардинально не изменит отношение к токсоплазме и вообще к микромиру, а политики, руководители государств и сильные мира сего не поведут тактику на сокращение сжигания кислорода, уменьшение токсических выбросов и восстановление лесов и рек, то уже в ближайшие десятилетия мы, в масштабе планеты, повторим эксперимент учёных и познаем важность молекулярного и атомарного кислорода на себе в полной мере. Мы уже себя ведём как подопытные животные в первую неделю эксперимента. С учётом утверждений Сибли, что 60% населения в настоящее время находятся под властью токсоплазмы, и той неадекватности, которая царствует в мире, можно ожидать, что в любой момент люди могут превратиться в обезумевшее стадо человекоподобных существ. Сколько сегодня мы видим обезумевших на наших дорогах! С виду вроде нормальный человек, но разгоняет автомобиль до неуправляемости, гибнет сам и калечит окружающих. Многие считают это случайностью. Это не случайность, а закономерный исход обитания в человеческом мозгу токсоплазмы. Обращаюсь с предложением объединить наши усилия к тем, кто ещё способен понять суть нависшей над нами угрозы. Необходимо в широчайших масштабах провести разъяснение по создавшейся ситуации. Совместными усилиями ещё можно найти управу на безумцев, заставить их снизить скорость и отвернуть от пропасти в небытие к жизни. Самое время использовать накопленные в банковских хранилищах богатства для исправления ситуации. Иначе все те, кто ещё способен хоть как-то соображать, очень скоро поймут, что богатства не едят и ими не дышат.

январь 2013



Комментарии закрыты.

© 2008. Все права защищены.При использовании материалов с сайта, ссылка на правообладателя (Кривонос В.И.) и источник заимствования toksoplaz.org.ua обязательна.